Подвязье | Фотошкола ZOOM

Подвязье

Николай Королёв / 05.02.2010visibility15

Кованые решётки на въездных воротах, фигурная кладка красного кирпича, плитка «Villeroy & Boch» в молочной, на стенах служебного корпуса, липовая аллея из романов Гончарова и Тургенева, колодцы с именами и клеймами царских времён, изумительные виды поймы Оки, скрипучие ворота с заржавевшими петлями и пружинами, через которые можно спуститься через откос к месту старой купальни и чёрные рельсы с выпуклой надписью «Заводы Демидова 1874 года» вбитые для укрепления оврага и крутой извилистой дороги, ведущей к реке — всё это усадьба Приклонских-Рукавишниковых, место необычное, загадочное и сказочное по своей природной красоте.

Усадьба расположилась на высоком, узком плато Окского правобережья природного происхождения. С трёх сторон усадьбу окружают овраги с крутыми спусками. Главный корпус разместился на высоте 70 метров над окружающими полями и заливными лугами с полоской лесов на горизонте. С западной стороны к усадьбе проложена мощёная булыжниками дорога, проходящая через старинное село Подвязье.

Моё знакомство с усадьбой произошло совершенно случайно. Приехав в Нижний по делам, я и не предполагал, что мои знакомые предложат проехаться в свободное время до старинной усадьбы. Тридцать минут через поля, полные цветов, вдоль крутых откосов над Окой, под проливным летним дождём и ярким солнцем, несколько раз сменявшими друг друга, и наш уазик оказался у старинной кузницы, при въезде в село Подвязье. Ухабистая грунтовая дорога плавно переходила в мощёную, упиравшуюся во въездной флигель красного кирпича, с коваными воротами и узорчатой калиткой на фоне большого, пологого речного склона.

У самых ворот расположилась старинная Воскресенская церковь эллипсовидной формы. После того, как калитка открылась и я вступил на территорию поместья, время начало отсчёт в обратном направлении, переместив меня в далёкое, чудом сохранившееся прошлое. По мере продвижения до усадьбы понимаешь, насколько сильными были замыслы и желания прежних владельцев. Становится безумно жалко, что то время ушло, что не удалось сохранить построенное, и в разрушенных стенах служебных и жилых помещений усадьбы представляются голоса кухарок, молочных мастеров, рокот двигателей только появившихся автомобилей в персональном гараже Рукавишникова, смех детей в чайной комнате, шум раздвигающейся крыши оранжереи из толстого стекла.

Познакомившись с Жанной Потравко, хранительницей усадьбы, которая с трепетом относится к каждому сантиметру разрушающихся владений, я узнал много удивительных фактов из истории Подвязья. Изначальная история Подвязья уходит в глубь веков; в первые годы XVI столетия оно принадлежало нижегородским боярским детям Дмитрию и Никифору Сколковым. В 1588 году пожаловано в поместье стрелецкому голове из Казанского гарнизона Воину Оничкову «сотоварищи». В 1608 году за верность и мужество при защите Москвы от «тушинцев», Василием Ивановичем Шуйским село пожаловано уже в вотчину стрелецкому голове Владимиру Владимирову — сыну Оничкова.

В начале XVIII столетия село перешло во владение дворянина Михаила Молостова, который на свои средства вместо старого шатрового храма выстроил в Подвязье сразу два каменных. В конце XVIII столетия Подвязье находилось уже во владении директора Московского университета Михаила Васильевича Приклонского, который начал собирать знаменитую библиотеку. По описаниям, сделанным в XIX веке, библиотека размещалась в четырёх комнатах, имела большую ценность и насчитывала только на французском языке более 800 старинных книг. В 1798 г. в Подвязье насчитывалось 43 жилых двора, а в них 186 мужчин и 233 женщины.

В начале XIX века в память побед над Наполеоном владелец Подвязья Андрей Богданович Приклонский выстроил в селе необычный для русской национальной архитектуры храм-ротонду по проекту архитектора Н. А. Львова. О Воскресенской церкви сообщалось, что она «построена въ 1818 году на предметъ поминовенiя родителей и жены его, Приклонскаго... Фасадъ ея новаго вкуса, а имянно: церковь кругообразная съ высокимъ отъ купола до креста пирамидальнымъ щипцомъ». В силу откровенной необычности архитектуры церковь долгое время не вводилась в строй, и лишь 30 ноября 1841 года она была освящена священником Покровской церкви Нижнего Новгорода Павлом Зеленецким.

Храм до сих пор стоит крепко, к сожалению, уже без купола, без креста, охраняя сохранившиеся ещё склепы рода Приклонских, расположенные под ней. «Вышла замуж за брегадира Богдана Михайловича Приклонского в 1760 году 20 числа сентября, овдовела в 1773 году, преставилась в 1793 году апреля 10 числа» — начертано на надгробии Феодосии Михайловны, жены Богдана Михайловича Приклонского. В 1879 году усадьбу приобрёл нижегородский миллионер, потомственный почетный гражданин Сергей Михайлович Рукавишников. Второй сын богача Михаила Григорьевича Рукавишникова («железного старика»), получивший в наследство после его смерти, как и остальные девять детей Михаила Григорьевича, два миллиона рублей.

Самый умный и энергичный среди сыновей «железного старика» — Сергей Михайлович, фантазёр-строитель, почитатель всех технических новинок и открытий того времени. Почти за 40 лет владения Сергей Михайлович Рукавишников дополнил усадьбу двадцатью семью новыми зданиями и сооружениями, являющимися памятниками истории и культуры. Несмотря на различное назначение, неодинаковые размеры и в основном утилитарный характер, все хозяйственные постройки представляют собой архитектурно-выразительные сооружения разных стилей, но каждое одинаково поражает своим великолепием.

Вымощенная булыжником, заказанным и привезённым из Италии, дорога; часть речки Секерья, в пойме выложенная кирпичиком для обустройства купальни, «чтобы не чувствовать илистое дно под ногами», два ухоженных пляжа, пристроенная к насосной станции бутербродная. На откосе, у главного входа в усадьбу было построено великолепное сооружение «калитка в купальню» с красивыми коваными воротами, сохранившимися до наших дней.

Рукавишников преобразовал усадьбу в образцово-хозяйственный комплекс по разведению лошадей, построил капитальные каменные скотные дворы с резервуарами и отстойниками. В конюшнях содержалось, по разным источникам, от 70 до 150 рысистых лошадей, а с 1889 года стали разводить коров эльтгаузской породы; дойное стадо составляло 50 голов. Образцово было поставлено дело с выработкой сливочного масла. Рукавишников был единственным поставщиком в Нижний свежего несоленого масла. Производство его началось после выписки Сергеем Михайловичем технолога из Европы, приобретения пастеризатора и холодильника фирмы Альфа Нобель и трёх сепараторов Альфа-Лаваля.

Расфасованное в фунтовые и полуфунтовые формы с этикеткой «Ферма Рукавишникова», масло упаковывалось в цинковые фляги и ежедневно на пароходах от собственного дебаркадера доставлялось по Оке в Нижний Новгород. Торговля этим маслом была организована на Б. Покровской в магазинах «Пчельник», «Улей», «Гастроном», на Мытном дворе у Новикова, в Зеленском погребе Исаичева, в лавке Берендеева, в собственном доме на Верхней-Волжской набережной. Это было лучшее свежее сливочное масло в городе.

В Богородске был основан рассадник крупного рогатого скота, передовой в губернии. Студенты Московского сельскохозяйственного института проходили практику в Богородске. Рукавишников разрешил известному губернскому агроному А. В. Португалову проводить в имении опыты с травосеянием и искусственными удобрениями. Все сады имели централизованную систему мелиорации с проложенными трубами для подачи воды, люками и резервуарами. В хозяйстве испытывались новые сельхозмашины и техника.

Сергей Михайлович применял в усадьбе лучшие технологии во всех областях: сельском хозяйстве, цветоводстве, животноводстве, молочном производстве, пчеловодстве, рыбном промысле, строительстве. В усадьбу выписывались журналы на немецком и английском языках по ведению сельского хозяйства — специально, чтобы знать, какая новая техника, машины, оборудование, технологии были изобретены в мире. В описи того времени присутствуют такие наименования фирм-производителей техники, как плуги и сельхозоборудование заводов Сакка, Эккерта, Эм. Либрарт, американской марки Chatano, бороны фирмы Студерт, Аураса, культиваторы Менцеля, Горис, Рензамс, конные пропашники марки ZCN, полольники фирмы Zamicon, кочкорезы Мантефля, сеялки Гельферик Саде, Алф. Гросский, заводов Менцеля, Пасторка и Мелишор, косилки заводов Диринг, М. Кормика, Континенталь, М. Гариса, молотилка четырёхконная завода Либгарт, молотилка сложная паровая Pansonies Luns Jeffiries, триеры с ветрогоном Ренколь, Гейна, жатки- сноповязалки «Колумбия» фирмы «Износков и Зуккау» и многое другое.

Необычным для того, да и для сегодняшнего времени было «наполнение» служебного корпуса, который в виде подковы расположился напротив главной усадьбы. Одно из помещений занимал огромный рыбный ледник, в который на дно укладывали нарезанный на реке по ранней весне лёд, потом делали соломенную, на 40 см, прослойку, и сверху укладывали рыбу. Закрывали этот ледник большие, толстые горизонтальные двери, которые при этом открыть могла даже кухарка, если ей нужно было взять пару рыбин на обед: всё дело в системе полиспастов (блоков с отвесами), крепившихся к потолочным сводам, через которые была пропущена особым образом цепь. Кухарка приходила в ледник, тянула за цепочку у стены, и эти огромные, тяжелые двери поднимались.

Всё в усадьбе было продумано, построено красиво и с пользой. В другом помещении располагалась сыроварня, где тоже был устроен большой погреб, но не ледник. В этом погребе располагались стеллажи, на которых сыр зрел, как того предусматривала технология, за которой следил европейский сыродел. С северной стороны в нижнем ярусе радиусного корпуса располагалась пекарня, в смежном с ней помещении жили женщины, которые выпекали хлеб. Это было удобно, так как пекли его по ночам, чтобы свежим он был подан на стол. Печь, купленную во Франции в комплекте: маленькие динасовые и глиняные кирпичики и изразцы, собрали в Подвязье и выпекали в ней не только хлеб и булки, но и круасаны. Хлебопекарня прослужила до 1960-х годов, и хлеб в этой печи выпекали для всей округи.

В верхнем ярусе над пекарней жил управляющий В. А. Вогау. Благодаря ему до наших дней дошли записи по ведению хозяйства с полной описью имущества, начиная с главного корпуса и заканчивая наличием «шести мышеловок». В его владении было пять комнат для семьи и библиотеки.

Напротив служебного корпуса, со сквозной аркой посредине, расположилось главное здание усадьбы — Господский дом. Роскошный дворец с бельведером (круглая беседка в виде короны на крыше над центральной частью дома), стоящий на вершине холма, окруженный ажурными парапетами. В нём насчитывалось до 40 комнат: большая круглая зала, кабинеты, гостиные, чайные, столовая, библиотека, детские комнаты на третьем этаже, с паровым отоплением, водопроводом и канализацией, сделанной по заказу французской фирмой «Сан Галли»; было проведено электричество. Дом был обставлен великолепной старинной мебелью, с множеством изящных вещиц, декорированный мрамором и ценными породами дерева. Паркет в главном зале выложен из семи пород дерева: груши, красного дерева, светлого бука, дуба различных оттенков, чёрного дерева и акации с прослойками из перламутра.

Первый этаж дома, с длинными коридорами по всему периметру усадьбы, имел хозяйственное значение. До сегодняшнего дня в подвалах сохранилась сложная структура отопительных труб, водоснабжения и канализации, с проржавевшими батареями старинного литья и сложными паровыми агрегатами, наполовину засыпанными обрушившейся штукатуркой, частями стен и перекрытий.

При въезде в усадьбу располагались гаражи для купленных в Англии двух шарабанов (бензиновых ландолетов), другими словами — автомобилей. Специалисты для их обслуживания выписывались из Европы. Для них специально соорудили жилые помещения рядом с гаражом, с печкой, кухней, комнатой отдыха и душевыми, выложенными плиткой «Villeroy & Boch». Почти напротив гаражей стоят остатки теплицы. Передняя стена и боковые были каменными, а задняя и крыша — стеклянными, в железных рамах.

Теплица состояла из трёх помещений и котельной парового отопления. Стеклянная крыша оранжереи механическим образом поднималась и опускалась, и была сделана из 15-мм французских стекол «Фальконтье». В оранжерее росли: деревья французских жёлтых слив, зелёный виноград, персиковые и абрикосовые деревья, кизил, лавровые деревья, и выращивались другие экзотические фрукты, включая ананасы. Также в теплице был водоём, в котором в зимний период времени разводили декоративных рыб. Благодаря идеальным условиям содержания за зиму они давали потомство.

С южной стороны подковообразного здания в верхнем ярусе жил обслуживающий персонал. В зимний период времени усадьбу обслуживали не менее 100 человек. В нижнем этаже размещались самые старые конюшни в Нижегородской области. Еще при Приклонских сюда были привезены столбы, настоящего английского чугунного литья.

Каменное мощение дорог и площади перед центральным корпусом сохранилось и по сей день, без провалов, рытвин и ям. Только сход оползней повредил часть мощёной дороги, ведущей к Речным воротам, выполненным в стиле старинного замка, и остаткам кованой ограды и ворот, которые ранее повторяли очертания крыльев бабочки.

В целом усадьба объединила в себе сразу несколько архитектурных стилей и направлений — от классицизма в архитектуре главного корпуса, собора, звонницы и хозяйственного корпуса до построек из фигурного красного кирпича с преобладанием неоготических мотивов с элементами европейской замковой архитектуры. За годы владения усадьбой Рукавишников изменил облик парковой зоны: была заложена липовая аллея протяжённостью почти 300 м, высажены еловые и липовые деревья в различных участках усадьбы. Прогуливаясь по аллее, можно только догадываться и предполагать, каким необычным был этот человек, оставивший после себя такую красоту и великолепие. Безумно жалко, что с годами всё разрушается и может постепенно исчезнуть, даже несмотря на усилия таких подвижников, как Жанна. Официальный сайт усадьбы: www.usadbann.ru

Готовим со вкусом - Tasty-Food.info