RedBull X Fighters World Tour 2010, Каир | Фотошкола ZOOM

RedBull X Fighters World Tour 2010, Каир

Лариса Репина / 10.09.2010visibility3

Боюсь представить, что сейчас пытаются вытворять в каирских пыльных подворотнях египетские мальчишки на своих стареньких скутерах. А их старшие братья на мопедах развозят лепёшки в майках с вручную исполненными надписями на спинах «Adam Jones», «Andre Villa», «Nate Adams», «Robbie Maddison» — у каждого в Каире теперь свой любимец в мотофристайле. Потому что 14 мая в Гизе, под тяжёлыми лапами Сфинкса, многотысячной толпой гремел второй этап одного из крупнейших мировых соревнований-шоу — RedBull X Fighters World Tour 2010.

Каирские автовпечатления

Дороги Каира бескрайни. Есть развязка длиной 48 километров. Вокруг — старые Фиаты, двухсотые Мерседесы и даже наши Жигули... с меховыми панелями и рулями. Это такая египетская защита от перегрева, и все водители соревнуются не только в количестве меха внутри салона, но и длине и цвете ворса. Движение плотное, межмашинное пространство можно измерить парой спичечных коробков. Утраченное стекло, если оно не лобовое, замещается фанеркой. После каирских городских и близлежащих дорог жаловаться на русские как-то неловко. Нет, сами дороги в целом приличные, а вот всё, что рядом. Тротуаров как таковых нет — колымаги и мопеды паркуют в таких местах, что даже бордюры высотой с колесо не помеха, тут же бездомные спят, едят и проч. (или это такие небездомные?).

Всё это сдабривается повсеместной стихийной помойкой, в которой возятся со своими незамысловатыми играми малолетние египтята. Но вокруг всё равно всегда праздник: ярмарки на любой вкус и ремесленные мастерские в переулках, в которых из отходов автосервиса варят качели, стулья и замысловатых роботов. Ещё одна примета Каира. Развязки часто располагаются в непосредственной близи от третьих-четвёртых этажей жилых домов, окна в которых из-за жары не закрывают никогда, а бельё по старинке вывешивают сушить «за борт». И вот представьте себе, как вы несётесь по третьему кольцу, а в пяти метрах от отбойника развеваются «белоснежные» простыни.

Мотоциклистов Каира немного жаль. При температуре 40-50 градусов такая вещь, как шлем, становится для большинства буквально невыносимым атрибутом. Поэтому, чтобы не нарушать правил, шлем байкеры всё-таки надевают, но на манер шапки — то есть от затылка до лба. Успевает ли во время аварии рулевой тряхнуть головой, чтобы шлем сел как нужно, статистика умалчивает.

Come on, Fighters!

И вот теперь представьте, как чумазый юнец из многомиллионных трущоб узнаёт, что в город приезжают парни на летающих мотоциклах! Что может для него значить возможность увидеть современные технические виды спорта своими глазами? Это не Эмираты с Формулой-1 на земле и воде, не вечно бодрствующий весёлый интернациональный Стамбул и даже не русская сёрферская деревня Дахаб или туристические Шарм или Хургада; это место, где паранджа — норма, и даже мужчина в шортах — смешно и неприлично. Египет, к которому так привыкли туристы, здесь совсем другой.

Техническая команда собрала две разгонки буквально за день до шоу. Пространства, надо сказать, ребятам под пирамидами выделили не так уж много. Подъезд к разгонкам оставили минимальный, и приходилось разгоняться, что называется, с места. Чтобы подсветить на время соревнований пирамиды и статую Сфинкса, организаторам пришлось выкупить все места у местного вечернего светового и звукового шоу, а трибуны для зрителей как установили в песке и пыли, так каждый «обилеченный» сам себе сидушку-то и благоустраивал. Несколько удивило и другое: обычно на подобных мероприятиях вокруг непосредственно шоу устраиваются различные бонусные развлечения — игровые автоматы, выставки авто- и мототехники, продажа атрибутики, да хоть банальный тир на призовые лаваши. Тут же можно было только соку манго хлебнуть свежевыжатого, но втридорога.

Публика собралась очень разная, с детьми обоих полов, в паранджах и без, галабеях и джинсах, целыми семьями и впятером на одном сиденье. Передо мной на двух сидячих местах сидела как раз такая компания: мужчина с глубоко беременной дамой и его товарищ с женой и очаровательной пятилетней кудряшкой. Будущую мать восхищённые мужчины всё время спрашивали: «Тебе нравится? Тебе нравится?», а у кудряшки хватило внимания на первые двадцать минут мотополётов, и когда её удивленный широко открытый рот порядочно набился родной гизской пылью, она отправилась ползать по своим делам. Те, кому билет был не по карману, пролезали под трибуны и располагались на близлежащих холмах. Если эти склоны когда и видели настоящее паломничество толпы тысяч в десять человек, это было как раз оно.

Из страшного — на тренировке упал чех Либор Подмол. Недокрутил заднее сальто, но вовремя оттолкнул в сторону байк и хоть приземлился не очень мягко, тут же вскочил на ноги. Все — и байк, и райдер — остались целы, и на следующий день продолжили выступление. Пока райдеры готовились к шоу, пользуясь временным затишьем, журналисты осыпали вопросами механиков и родственников райдеров. Механик Нэйта Адамса рассказывал о своем подопечном: «В целом это обычная 250-кубовая мотокроссовая машина весом килограммов девяносто, только каждый гонщик подгоняет её под себя: подрезают, где нужно, пластик, придумывают различные зацепки для ботинок и рук, придумывают откидывающиеся ручки на руле — всё для удобства выполнения трюков, у каждого свои приёмы. На египетских трамплинах райдеры будут взлетать примерно на 15-метровую высоту и совершать пролёты примерно в 30 метров. А чтобы не забыть программу своих трюков, пишут список прямо на руле».

Робби, который, кажется, уже состоит из стальных штифтов, нервных тиков и улыбки, не расстаётся с беременной женой Эмой. Даже на Коринфском канале в апреле она ждала его на приземлении на противоположном берегу. На неё, конечно, тоже все обратили внимание: «Я очень волнуюсь, когда он прыгает, закрываю лицо руками, грызу ногти, но дома сидеть не могу, а после приземления всегда бегу скорей его обнять», — отвечала Эми экс-Сандерс, в недавнем прошлом (до беременности) успешно выступавшая австралийская вейкбордистка.

Во время посещения паддока в голову лезли грустноватые мыслишки. Помните, как весь Союз лихорадило болением за отечественный мотокросс или спидвей? Остались нам сейчас только буржуйские телетрансляции MotoGP и открытия-закрытия байкерских сезонов. Ни один энергетик не заменит госпрограмму развития спорта, это да...

И вот, началось! Двенадцать лучших из лучших планеты — американцы Адам Джонс, Джим МакНейл, Лэнс Кури и Нэйт Адамс, норвежец Андрэ Вилла, австралиец Робби Мэддисон (незадолго до этого перепрыгнувший на своем байке 85-метровый Коринфский канал), новозеландец Леви Шервуд, японцы Эйго Сато и Дейс Сузуки, чехи Петр Пилат и Либор Подмол и юаровец Ник ДеВит выехали приветствовать зрителей. На верблюдах! Младшему райдеру Леви — всего 18 лет, старшему Эйго — 31. Непосредственно перед заездами ребятам дали очень мало времени на раскатку, плюс трамплины были построены на наклонной поляне, из-за чего, по комментариям Алексея Колесникова, разгонки и приземления в обе стороны очень сильно отличались.

Где-то на середине шоу наши журналистские мнения насчёт правильности выбора судей в каждом раунде расползлись в разные стороны. Международная судейская бригада из шести человек, тоже людей в мотофристайле заслуженных, под присмотром главного судьи поделила обязанности поровну: разнообразие трюков; сложность и техническое исполнение; стиль исполнения; использование трассы; зрелищность и реакция зрителей. Тут как в фигурном катании — набор обязательных элементов оценить несложно, а вот стиль и зрелищность субъективны. Если десять лет назад райдеры буквально по ходу дела придумывали трюковую базу и делали один трюк за один прыжок — например, superman или cancan, то сегодня это связка двух-трех трюков да ещё с флипом за один пролёт. Набор ограничен лишь гибкостью и скоростью райдера.

Особое восхищение зрителей вызывают Kiss of Death, Dead Body, Cordova, Rock Solid и Suicide Can. В последнее время особым шиком также считается приземление стоя с вытянутыми вверх руками. Конечно, парни ставят специальные стабилизаторы на руль, но смотрится всё равно очень круто. Как ни старались ребята за оставшиеся попытки выжать максимум из себя и своих байков, всех однозначно обошел 26-летний американец Адам Джонс. Андре Вилла упустил свою позицию лишь на одну ступень, но по очкам всё ещё оставаясь в общем зачете турнира на первом месте. Третий — Нэйт Адамс, за ним — безбашенный Робби Мэддисон. В полночь райдеры, фанаты и журналисты собрались в open-air-клубе на берегу Нила. На гигантском экране показывали лучшие моменты дня с рекламой следующего, московского этапа. На столах — «Столичная» водка очень запутанного международного производства, RedBull и то, что египтяне понимают под русской кухней.

Никто не знает, чем закусывает, но кивают на наш стол: «Russia! Russia!» Гуляют райдеры и их друзья так же, как катаются — «после нас хоть Нил льдом покройся»: с танцами на столах, закидыванием блондинок на плечи, соревнованиями «водка из горла» и играми «порви на первом встречном футболку». Когда клуб закрылся, кто-то крикнул «Welcome to the rider’s hotel!», и мы уже оказались в общем автобусе, мчавшемся по нескончаемым пыльным дорогам Каира черт знает куда, а мы пели, конечно, под аплодисменты автобуса, «Ой, то не вечер».

Третий этап RedBull X Fighters 2010 впервые состоялся в Москве, на Васильевском спуске, 26 июня. По традиции к основному составу участников на каждом этапе примыкает и местный райдер, — на российском этапе также выступил Алексей Колесников, уже несколько лет чуть не в одиночку продвигающий мотофристайл в России, и уже добившийся мирового уровня мастерства — 3-го места на Adrenaline FMX Masters. Но если вы не попали на соревнование в Москве, заезжайте на следующие этапы 2010 года — в Мадрид, Лондон или Рим.

Фото: Денис Клеро

Готовим со вкусом - Tasty-Food.info